МОЯ КНИЖНАЯ ПОЛКА. РАЙНЕР МАРИЯ РИЛЬКЕ, 135 лет.

Мартын был из тх людей, для которых хорошая книжка перед сном - драгоцнное блаженство. Такой человк, вспомнив случайно днем, среди обычных своих дл, что на ночном столик, в полной сохранности, ждет книга, - чувствует прилив неизъяснимого счастья. Мне тотчас рассказали, что он мучился ужасно, — по нему это не было видно. Черты были прибраны, как мебель в гостевой после отъезда гостей. Нет, нет, ничего на свете нельзя заранее вообразить, ни малейшей малости. Все состоит из множества частностей, которые предусмотреть невозможно. В предвидении мы их проскакиваем, второпях не замечая их недостачи. Действительность куда медленней и подробней.

Райнер Мария Рильке - Страх

Только дайте розе Его цветами каждый год ласкать. Ведь он — Орфей. Его метаморфозы Во всем и всюду.

Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке. Перевод Е. Суриц .. Страх Мальте перед жизнью в какой-то степени экзистенциален, это страх не.

Больше, чем какой-либо другой поэт, он сразу вызывает представление о самой субстанции Поэзии, Лирики, Пески. Вы — воплощённая пятая стихия: В бурной атмосфере начала века это качество его личности особенно заметно. Иным он из-за этого казался чрезмерно отрешённым, но было в этой отрешенности и особое бескорыстие, несуетное и преданное служение своему поэтическому дару. Это не значит, чго он пел совсем уж безмятежно. Если музыка века становилась слишком тревожной, он и всё улавливал столь же чутко - не мог не улавливать!

Смерть в понимании Рильке

Один из немногих современников, он осмелился говорить о Боге и с Богом, не замыкаясь в рамках какого-либо догматического учения. Сохраняя открытость к веяниям самых разных культур, он вместил в себя влияния и Востока, и Запада, всегда оставаясь чутким и уравновешенным мерилом их духовной глубины. В этом номере мы публикуем рассказ о жизни Р.

И оказалось, что от Баумгартена до Хельмхольца, от Шефтсбери до Найта, от Кузена до Пеладана было довольно крайностей и противоречий. Но всем этим взглядам на искусство, не исключая и толстовского, присуще одно и то же: Это все равно как если бы кто-то сказал:

И.А. Воробей «Город страданий» в «Часослове» Р.М.Рильке Аннотация: 5 О тысячи рук воздвигли мой страх, и он стал из удал нной деревни.

Фрагменты потерянных дней Перевел Евгений Витковский И часто дни бывали таковы. Как будто некто слепок головы моей пронзал стальной иглой зловеще. Я чувствовал азарт его жестокий, как будто на меня лились потоки дождя, в котором искажались вещи. Но — обездоленный просит внимания, он говорит: Горя много, а слов не найти. Людям другие дела интересней. Привлекать вниманье приходится песней.

Райнер Мария Рильке - Новые стихотворения

Стихи к Чехии Рильке был звездой первой величины в том ярком созвездии талантов, которое чешские и прогрессивные немецкие исследователи справедливо именуют пражско-германской школой. Эта школа обогатила немецкое и мировое искусство творчеством Верфеля, Мейринка, Кафки это необходимо признать при всех идейных противоречиях, которые отмечает советская критика у этого сумрачного, трагического мастера , Эгона Эрвина Киша, Ф. Последние три имени уже связаны с ярко выраженной революционной тенденцией в развитии германоязычной литературы века, свойственной далеко не всем писателям пражско-германской школы.

Недавно один из френдов привёл стихотворение Рильке. Я вспомнил, что давно стихи Рильке, написанные на русском оно растет как в ночи страх.

, . В одном из курсов немецкого языка на Интернете это стихотворение приводится в опровержение мнения с которым я не согласен , что немецкий язык звучит грубо. Я выбираю его как пример того, как текст Рильке, состоящий из скелета слов, связанных друг с другом в определенном порядке, окружен облаком из параллельных и альтернативных значений, а также сгущений полной неясности. На языке музыки — это не только полифония и обертоны, но и диссонансы: Я не сомневаюсь, что лингвист и литературовед вдвоем могут это облако проанализировать, но совмещение двух специалистов с поэтом-переводчиком в одном лице — совершенно невероятная вещь.

Более того, поэт-переводчик может и не совместиться в одном лице с внимательным и беспристрастным читателем, тем более что беспристрастный читатель может быть глуховат к поэзии. В этом примечании я становлюсь в позицию беспристрастного но не бесстрастного читателя. Вот некоторые примеры обертонов и диссонансов. Это термин античной и поздней философии, примерно соответствующий абсолюту, или единству объекта, или источнику бытия, в зависимости от философа.

Первые две строки парадоксальны: Когда эти женщины были потеряны в первый раз? Или это посторонние женщины , которые так же проносятся мимо как образы за окном поезда или автомобиля, или кареты?

Письма к молодому поэту (Райнер Мария Рильке, перевод Марины Цветаевой)

Они обращены к австрийскому писателю Францу Ксаверу Каппусу род. Каппус — автор стихов, сатирической книги"В монокль" , сборника новелл"Кровь и железо" , романов"Четырнадцать человек" и"Пламенные тени" В пору переписки с Рильке был начинающим поэтом, учеником военного училища. По-русски впервые печатаются целиком в нашем издании. Часть писем была переведена ранее М.

Цветаевой эти письма напечатаны в книге:

Рильке,-Р,Цветаевой,августа. Но до этого — промежуток, страх долгих дней с их повторяемостью, страх (внезапно) перед случайностями, которые .

, , . Новизна этой новой лирики довольно сомнительна. Общего нового пути опыт Рильке не открыл. Но такая тема относилась бы к прошлому, к истории искусства, а мне хочется другого. Перед лицом такого крушения нужно было решить: Это сравнение не так нелепо, как может показаться. Наоборот, это крайний модернизм. Отрицание Толстого распространяется на все, что сделано в искусстве к настоящему времени если что- то из этого щадится, то оно тем самым изымается из общего контекста:

Роза Мира и новое религиозное сознание

Карельского Трудно представить, чего еще может искать поэзия после столь головокружительных открытий. Тем не менее Рильке сумел найти для своего творчества еще одно русло. Его стихи стали уходить из немецкой речи во французскую. Возможно, толчком к этому послужило знакомство с П.

Австрийский поэт и писатель Райнер Мария Рильке ( — ) был одним из наиболее . Путеводитель по миру страха и трепета.

Вынесен на вершины сердца. Взгляни, как ничтожна там, у подножья: Одни только камни у тебя под руками. Конечно, что-то цветет и здесь; над немым обрывом - робкое пенье невинных в неведенье трав. Ну, а тот, кто ведал? Ах, что успел лишь начать - и умолк, вынесен на вершины сердца. Есть еще звери, правда; не зная сомнений, бродят они окрест, обитатели горных пещер. И бесстрашная птица, что кружит над холодным и чистым отреченьем высот. Карельский Снова и снова, хотя страна любви нам знакома, - помним мы жалобный звук имен на кладбище тихом и молчаливо-грозную пропасть, в которую прежде многие рухнули, - снова вдвоем мы выходим из дома, и под могучим деревом ляжем мы снова рядом с цветами, напротив громадного неба.

Я не видел никогда, как дремлет лето на мужской ладони. Как зиждут архитравы на колонне, - ты на плечах выносишь без труда всю радость. Эта ноша - нелегка:

Читать онлайн «Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке»

Когда коснется вас зима, деревья жизни? Вражда нам наиболее свойственна . Любящие наталкиваются на грани. Напряженно и старательно подготовляется противоположное данному мгновению. Мы не ощущаем контуры чувства, а лишь то, что формирует его извне.

Р.М. Рильке Реквием. Книга образов. Райнер Мария Рильке, перевод с немецкого М.П. Клочковского Есть страх и у тебя, Гретель .

Райнер Мария Рильке Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке …24 ноября года Отто фон Рильке, владелец имения Лангенау Гренитца и Цигры , введен во владение долей в имении Линда, прежде принадлежавшем брату его Кристофу, павшему в Венгрии, однако при том условии, что он отказывается от всех и всяческих прав на означенную долю в случае, ежели брат его Кристоф павший в чине корнета в эскадроне барона фон Пировано его импер.

В седле, в седле, в седле. И остыла отвага, и тоска разрослась. И гор больше нет, и почти уже нет деревьев. Все от страха боится подняться. Чужие домишки жадно припали к иссохшим колодцам. Только ночью иногда вдруг покажется, будто знаешь дорогу. Что, если ночью мы проходим обратно тот путь, который отвоевали за день у чужого нам солнца? Солнце здесь тяжкое, как у нас в самое летнее пекло. Но ведь летом мы отбывали. Женские платья долго сияли на зеленой траве.

И мы давно уж в седле. Значит, сейчас уже осень.

Schönherz - To Little Love To Live But Too Much Fear To Die (1978 - AUT/GER)

Жизнь вне страха не просто возможна, а абсолютно реальна! Узнай как это сделать, кликни тут!